Проблема «домашнего (семейно-бытового) насилия» и акторов очередной волны ее обсуждения



Очень специфическая и сложная сфера отношений — семейная. Она сочетает в себе вопросы культуры, традиций, норм общественно-приемлемого поведения, вопросы межполовых и межвозрастных отношений, в некоторых случаях — религиозных убеждений и даже политических мировоззрений. В условиях современного общества, утрачивающего опыт традиционного регулирования отношений в этой сфере, конфликты, возникающие в семье, становятся поводом для все более жарких общественных дискуссий и, главное — поводом для постановки вопроса о необходимости специального законодательного регулирования, позволяющего разрешать, в частности, семейные конфликты на стадии их возникновения, то есть еще до появления опасных для конфликтующих сторон ситуаций и тем более — до совершения бытовых преступлений. Трагедий, связанных с семейными конфликтами в современном обществе, где нормы морали и нравственности все более размываются, где воспитание подрастающего поколения все больше подвержено влиянию масс-медиа, действительно становятся заметной проблемой.

Но, при всей информационной открытости современного государства, информация о ситуации с правонарушениями, совершаемыми «в семье», в форме ясной статистики или аналитики правоприменения существующих законов и правил регулирования отношений в семейной сфере, не доступна. На самом деле мы не только не знаем, сколько же преступлений на самом деле совершено на семейно-бытовом уровне (и в семье ли?), но так же и то, как работает существующая система правопорядка и социальные службы на предотвращение таких преступлений. Обществу неведомо, насколько эффективна или, наоборот, неэффективна работа соответствующих органов в их помощи семье. Вместо этого, на запрос «семейно-бытовое насилие» в любой поисковой системе мы с легкостью получаем подборку новостей, пестрящих очевидно фейковыми, но совершенно устрашающими данными.

В большинстве резонансных уголовных дел, жертвами которых стали родственники, пострадавшие от рук их близких, если и имело место реальное насилие (где речь не идет о самообороне или трагических случайностях), то в таких случаях насилие не возникало «вдруг», ни с того ни с сего. Везде были свидетели, были органы опеки или полиция, не отработавшие должным образом, были, наконец, соседи и родственники жертв, знавшие о проблеме, но не помешавшие свершиться злодеянию.

Но это вовсе не говорит о несовершенстве существующего законодательства и уж тем более не является основанием для создания какого-то особого «семейного», а также «детского» (ювенального) правового статуса для всех, без исключения, бытовых конфликтов. Тем более, что за лоббированием введения в юридическое поле России таких специальных правовых статусов, как показывают события последних лет, стоит не желание решить проблему «априори незащищенных жертв насилия», а желание расширить поле для деятельности «специалистов по семейному праву», разного рода правозащитников и «консультантов по конфликтам в семье».

То, что в традиционном обществе всегда решалось (и решается сейчас) на семейном совете, теперь предлагается выносить в общественное поле «публичного производства» и при любом удобном случае, включать надзор внешних служб.

И как ни удивительно, эти, еще недавно высмеиваемые, идеи 20-х годов с их «комсомольскими семьями», конфликты которых рассматривались на собрании трудового коллектива, сегодня активно проповедуются именно либеральной частью нашего общества. Самые известные либералы сегодня оказались ярыми защитники концепции публичности в рассмотрении внутрисемейных конфликтов. Личное пространство на суд общества — теперь их лозунг. Парадокс!

Яркий пример — очередной хайп вокруг этой темы, возникший на волне попытки пропихнуть через законодателей проект закона «О противодействии семейно-бытовому насилию», который предпринимает команда, возглавляемая Алёной Поповой.

О том, почему этот проект Закона не может быть принят даже к первичному рассмотрению, со всей очевидностью пояснено в обращении к Президенту, под которым поставили подпись десятки организаций, защищающих в нашей стране интересы семьи и детства.
На этом фоне, для полноты картины происходящего, стоит повнимательнее взглянуть на команду тех, кто сегодня является лидерами в продвижении названного законопроекта.

Алёна Попова

Активный участник акций «На Болотной», «На Сахарова» и #оккупайабай. Организатор общественного пресс-центра митингов на Болотной и Сахарова. Занималась поддержкой проекта юридической помощи задержанных во время протестных действий helpwall.info.

По ее собственным словам, она никогда не соглашалась с окружающей действительностью или требованиями, поэтому, придя, еще будучи студенткой на практику на телевидение, первым делом отказалась делать сюжеты по заказу редакции и предложила делать материалы, “подтягивая гранты”. Самоуверенную студентку-практикантку некоторое время терпели. Так она, по собственному почину, вышла на тему расследования армейских проблем, где вместе с “Комитетом солдатских матерей”, (с кем же еще?), стала на грантовые деньги изучать дела солдат, получивших в нашей армии увечья и готовить соответствующие публикации. В итоге в СМИ она не задержалась, ей мягко предложили «делать собственный продакшн». Расценив это предложение не как посыл, а как как напутствие, она пошла «делать свой продакшн». Но с «продакшеном» не задалось.

Амбиции у юной журналистки при этом продолжали бурлить: в 2012 году она на голубом глазу писала “через 5 лет я буду премьером России”

В 2010 году она в интервью заявляла то же самое и более того: сменив сферу деятельности и, взявшись за новую для себя тему IT-бизнеса, собиралась сделать со своим «стартапом» за 4 года рывок в IT индустрии. Опять-таки — не случилось.

Потом она занималась поиском денег на все подряд. Стала «бизнес-ангелом». Вошла в число «молодых лидеров экономики» при Давосском экономическом форуме от России. Но и тут не выгорело.

С какого-то момента бизнес ее перестал интересовать и теперь она реально видит себя политиком, но на самом деле выступает в роли обычного лоббиста. Тексты, которые она произносит и с регулярностью публикует в соцсетях не выдерживают критики, вопиют о поверхностности в любом вопросе, за который она берется. Однако агрессивная позиция, талант демагога к месту и не к месту использовать яркие ничем не обоснованные образы, например «в России 16 млн. женщин ежегодно подвергаются насилию» дают ей «право» заявлять сегодня о себе как об «общественном деятеле». И по какой-то невероятной близорукости, политики и чиновники — все те, с кем она общается, почему-то не указывают ей на дверь сразу и навсегда.

К слову сказать, источник доходов Алёны не прослеживается, реквизиты заявленного ей «Фонда «Человеческий капитал» не обнаружены, сайт фонда не работает. Вместе с тем она регулярно появляется на международных «правозащитных» мероприятиях: только в текущем сентябре побывала в Кембридже, где на круглом столе рассказывала о «цифровом концлагере» в России и в Нью-Йорке на мероприятии в ООН, посвященном продаже оружия. Специалист, как мы видим, очень широкого профиля. Остап Бендер в юбке, не иначе.

Мари Давтян

Адвокат, Руководитель «Центра защиты пострадавших от домашнего насилия» (координатор wcons.net/). Она, в отличие от предыдущего героя рассказа, интересна не столько своей биографией, сколько своими профессиональными установками.

Мари — одна из самых известных в стране деятельниц, продвигающих в юридическом поле тематику «домашнего насилия». Она является самым ярким и, надо отдать должное — успешным правозащитником, который борется с Россией от имени своих подопечных ( «жертв домашнего насилия» ) на полях ЕСПЧ.

Для понимания её мироощущения, приведем лишь некоторые из сентенций, вышедших из-под пера этого юриста:

Домашнее насилие – это система поведения одного человека, направленная на сохранение власти и контроля над другим человеком. (определение, данное на ею организованном ресурсе «Насилию.нет»)

Почему такое «насилие» домашнее спросите вы? — трудно сказать, как и то, что под это определение попадают, например, отношения работодатель — работник или родитель — ребенок, поскольку данную формулировку вообще невозможно назвать определением «насилия».

Из этой же серии и расширительные трактовки в делах сопровождаемых ею потерпевших:

«… Комитет снова указал на то, что Россия не выполняет принятых на себя обязательств по защите женщин от домашнего насилия.
Две заявительницы в течение нескольких лет подвергались систематическому насилию со стороны бывших мужей. Они неоднократно подвергались избиениям (в том числе в общественных местах и в присутствии детей), агрессоры преследовали их и угрожали убийством...» (источник)

Где здесь домашнее насилие? — не важно. Россия виновата, что не защищает женщин от бывших мужей.

Почему Мари своим подзащитным предлагает вести дело по линии «домашнего насилия», а не по более понятной уголовной линии? — интересный вопрос. Вероятно, тому есть причины, связанные с личными интересами адвоката, поскольку для нее тема «домашнего насилия» более, чем удобная: не только потому, что в ней легче заработать известность, поддержать свой статус «борца с режимом», но главное — найти финансовую поддержку со стороны ею-же уличаемого во всех грехах, государства. Удивительно, но свою антироссийскую, по сути, деятельность Мари ведет на деньги, выделаемые ей… ненавистным «Мордором». Не верите? А напрасно.

Именно Мари Давтян сегодня является координатором проекта «Центр помощи пострадавшим от домашнего насилия», на который в 2017 и в 2018 году было выделено по 6,5 миллионов рублей по линии «Фонда Президентских грантов» (получатель гранта — Консорциум женских неправительственных объединений, ИНН 7703369940). Новая заявка, на сей раз на 7,5 миллионов, судя по данным, опубликованным на официальной странице Фонда, также уже находится на рассмотрении и в текущем году. Надеемся, что у чиновников хватит ума прекратить финансировать работу адвокатов, вызывающих то и дело Россию на судебные заседания в Страсбург — странную борьбу самих с собою за свой же счет.
Но вернемся к «жертвам домашнего насилия». Бесспорно, людей, имеющих конфликтную ситуацию с членами семьи или бывшими супругами, немало. Часть из них действительно требуют внешней защиты и, не найдя лучшего решения, они попадают в сети правозащитников, таких как Давтян и Ко, которые и выводят их на решение рассказать о своей проблеме именно как о проблеме «домашнего насилия», ибо решения проблемы по пути уголовного производства, по мнению «семейных» адвокатов, нет.

Как мы видим, правозащитнику, и Мари Давтян тут не оригинальна, удобно втягивать несчастных женщин (как правило, «жертвами» оказываются именно они), не способных самостоятельно решить свою проблему и тем более, оплачивать услуги юристов, в этот блуд с «домашним насилием», поскольку оплачивает все это не сама жертва насилия, а грантодатель или, как в случае с Давтян — государство. А как же иначе? Конечно оно и должно оплачивать. А не будет оплачивать — пойдем в ЕСПЧ.

Доказать в действиях Мари злой умысел или корысть невозможно. Быть может ее там и нет на самом деле и она искренне считает свою миссию оправданной. Но то, что она, ведя дела о ссорах бывших супругов и выдавая их за «домашнее насилие», на самом деле льет воду на мельницу, подтачивающую институт семьи как таковой, Мари не беспокоит. Наверняка она даже не задумывается об этом.

Алексей Паршин

С этим, заслуживающим уважения адвокатом, в последнее время связывают резонансное «дело сестер Хачатурян» (где несовершеннолетние сестры совершили убийство своего отца — судя по всему, отъявленного мерзавца, долго издевавшегося над ними и на которого не нашлось управы у взрослых).

Адвокат Паршин также, как и Мари Давтян, давно специализируется на «семейной» проблематике и является одним из авторов законопроекта. Но в его случае, судя по всему, основным мотивом в его активности по продвижению проекта Закона является желание искоренить действительно имеющую место проблему — отсутствие юридического механизма защиты интересов бывшего супруга от посягательств на него со второй стороны. И речь не идет только о женщинах, которых донимают их «бывшие», поскольку аналогичный террор иногда осуществляют и женщины в отношении своих бывших мужей. Столь же непросто часто складываются и отношения разведенных родителей вокруг общих детей.

Алексей Паршин, будучи юристом, искренне уверен в возможности решения семейных споров в судебном порядке. То, что в жизни все несколько сложнее, он не берет в расчет. Именно он настаивает на внесении в законодательство возможности по суду разделять конфликтующие стороны «охранным ордером».

Поэтому, в силу своей профессиональной заинтересованности и опыта ведения реальных дел в судах, он занимает активную позицию по продвижению законопроекта, считая, что предлагаемые нормы закона дадут позитивные результаты. Однако формулировки, предложенные при его непосредственном участии в законопроекте, вызывают большие вопросы: «насилие» определено в законопроекте безразмерно широко, включает в себя т.н. «психологическое и экономическое» насилие, которое охватывает собой обычные житейские ситуации. При этом охранный ордер может быть выдан без суда и следствия незамедлительно при получении от любых лиц «данных» о факте «семейного насилия», в том числе против воли пострадавшего. Что за «данные» и от кого они поступят — не будет ли это использоваться сумасшедшим соседом против вполне себе нормальной семьи — неизвестно. Нарушение ордера грозит арестом. То есть, желание супруга помириться с супругой может обернуться тюрьмой. И так далее — по тексту законопроекта очень много вопросов…

Но Алексея Паршина такая «несущественная» неопределенность формулировок, да и концептуальная антисемейность законопроекта в предложенном варианте, идущего вразрез с базовыми нормами права, не смущает. Видимо потому, что опять-таки, он видит проблему со своей «колокольни».

Заключение

И все-таки, остается открытым вопрос — почему Закон, который должен учитывать все «подводные камни», все сложности, которые он породит при его введении, пытаются протолкнуть на волне хайпа и старательно будоража общественное мнение? В чьих интересах это делается? Не стоит ли остановиться и подумать?

Одновременно с этим, невозможно не согласиться, что есть назревшие проблемы. И очень назревшие. Есть конфликты, возникающие между в недавнем прошлом бывшими одной семьей людьми и их число, как минимум, не снижается. При этом защитить себя от агрессивно ведущей себя второй стороны без внешней помощи зачастую не представляется возможным — это тоже факт. И действительно, такого рода конфликты сегодня не берутся решать правоохранители, старательно отмежевывающиеся от заявлений или дел по подобного рода спорам и конфликтам. Эти вопросы не относятся к ведению социальных служб и служб опеки.

По факту проблема есть и как ее решить — не вполне понятно. Об этом, собственно, говорит и Уполномоченный по правам человека в РФ, Татьяна Москалькова, и Председатель Совета Федерации, Валентина Матвиенко, когда заявляют о необходимости принять Закон.

Но вопрос: тот ли Закон, о котором шумно заявляет либеральная публика в лице Алёны Поповой и Мари Давтян, или какой-то иной? Может и не нужен отдельный Закон, смущающий про-семейные организации, беспокоящиеся о неприкосновенности частной жизни для семей, в отношении которых нет оснований для надзорного производства со стороны государства и достаточно внести коррективы в имеющиеся законодательные акты?

Словом, признавая наличие проблемы, и не отмахиваясь от неё, стоит, видимо, предложить законодательной и исполнительной власти организовать профессиональные межведомственные консультации, целью которых должен стать ряд мер законодательного, информационного и организационного характера, направленных на решение ключевых проблем, поднятых в ходе этой очередной шумихи вокруг темы семейно-бытового насилия. Главное: с водой не выкинуть младенца! Семья должна оставаться в России самым безопасным местом для всех ее членов и и самым защищаемым субъектом права.

Глядишь, так и научимся слышать друг друга.

Михаил Богданов,
Председатель
Ассоциации «Санкт-Петербургский городской родительский комитет»

Ответ ИО Губернатора про круглонедельные школы


Как раструбили все СМИ, включая федеральные, в субботу и.о Губернатора Санкт-Петербурга высказался в пользу того, что школы должны работать семь дней в неделю, а родители должны быть в этом заинтересованы.

Ответ господину Беглову от лица родителей Северной столицы…

#spbroditeli

Третья сила в образовании



Новая структура Правительства Российской Федерации, утвержденная 25 мая 2018 года, словно написанная на лакмусовой бумаге, проявила суть произошедшей за последний десяток лет смену элитных групп и передислокацию сил в системе управления образованием в нашей стране.

Читать дальше →

ОГЭ: всем по зубам!...



В преддверии очередной кампании по проведению государственной итоговой аттестации для учащихся 9-х классов, Комитет по образованию Санкт-Петербурга опубликовал Распоряжение, в котором определяются шкалы пересчета баллов, набранных участниками ОГЭ, в традиционные итоговые оценки за экзамен.

Устанавливаемые меры оценивания, как указано в Распоряжении, определены в соответствии с «Рекомендациями по использованию и интерпретации результатов выполнения экзаменационных работ для проведения в 2018 году основного государственного экзамена», разработанными Федеральным институтом педагогических измерений (ФИПИ) — разработчиком заданий для экзамена.

Читать дальше →

боковы, уймитесь!



Хочу сегодня выступить в защиту учителей и управленцев в системе образования от чрезмерной активности некоторых федеральных чиновничков…

Есть у нас такой сильно активный сенатор — Людмила Бокова. Бывший учитель истории, вдруг решившая, что она большой специалист в информационных технологиях и уверовавшая в свою миссию спасителя детских душ от тлетворного влияния интернета и прочих вредных воздействий информационных технологий.

Данная мадам, пользуясь своим статусом сенатора, организовала удивительный такой орган — «Временную комиссию Совета Федерации по развитию информационного общества», который начал бомбардировать органы исполнительной власти в регионах письмами (официальными, на которые нельзя не отвечать или отвечать отказом) и «проектами». Всевозможные конкурсы, турниры, открытые уроки (которые ведет, соответственно, сама Бокова) с обязательным массовым участием в них школьников и учителей сопровождаются угрожающими указивками за подписью Боковой. В своих письмах сенаторша требует от органов исполнительной власти на местах организовать участие в ее инициативах не менее 70% от списочного состава педагогических работников (!!), а в «открытых уроках» (которые, к слову, выпадали в этом году на даты каникул) — столь же массовое участие детей.

При этом, стоит отметить, что качество проводимых мониторингов, конкурсов и уроков, меня, как родителя и профессионально подготовленного технического специалиста, мягко говоря, удивляют. Ради интереса я решил посмотреть урок Боковой, адресованный детям, и, грешным делом, не понял, зачем она пытается собой подменить школьного учителя информатики… Все то, что она с таким важным видом рассказывает на своем «Уроке» (кстати, не ясно, на какой возраст ориенетированном), ничуть не хуже, а даже лучше доносят штатные школьные учителя до детей. При этом «Единый урок» предлагается смотреть всем — и шестиклашкам и выпускникам. Один и тот же! Это, мягко говоря, странно, коль уж речь на уроке заходит о столь сложной и многогранной теме, как информационная безопасность!

Очевидно же, что для разного возраста детей надо давать разную информацию: для младших — адаптированную, для старших — соответствующую их уровню и осведомленности. Посмотрите сами со своими детьми этот шедевр творчества Боковой и попросите их ответить на вопрос — было бы им интересно прослушать такой «урок» на реальном уроке и что бы они делали в классе во время такого «урока»?



Кроме этого, можно, ради интереса спросить мнение учителей — а согласны ли они потратить свой урок на такое занятие, стоит ли рушить учебный план и отвлекать детей и учителей от текущей плановой работы школы ради прослушивания того, что и так все знают без всякой Боковой на экране?

Я поинтересовался в наших питерских школах про эту инициативу московской сенаторши и услышал массу приятного в ее адрес со стороны учителей и управленцев. Ясное дело, никто публично ничего ей не скажет и официально не напишет, что ее инициатива мешает нормальной работе учителя. Дкло в том, что для обеспечения отчетности по «Единому уроку», всем учителям предписано зарегистрироваться на сайте проекта и «поучаствовать в он-лайн обсуждении» итогов «Единого урока», высказав свои пожелания и предложения. При этом, поскольку письмо пришло «сверху», то непоучаствовать означает подставить своего директора, которого будут песочить за неисполнение поручений в случае проверки. И так по всей вертикали — районы, города, регионы… А проверку всем пообещали, поскольку «участие» фиксируется путем выдачи сертификатов участника (никому не нужных, кроме организатора этого мероприятия). В итоге, учителя, вместо того, чтобы после 7 — 9 часов работы или в выходные, сидят и кликают на каие-то кнопки на сайте Боковой со товарищи. И это, разумеется, без всякой оплаты и неизвестно зачем.

Попутно, на этом сайте им предлагается участие в каких-то конкурсах, по итогам которых выдаются дипломы, бумажная копия которых стоит 320 рублей… Мелочь, но приятно. Особенно с учетом того, что в России сейчас работает около миллиона учителей, не менее 70% которых загоняют под страхом наказания на этот сенаторский ресурс.

При этом, напомню: госпожа Бокова касается системы образования буквально боком, как и любой другой сенатор. Она вообще не имеет права, по большому счету, распоряжаться личным временем учителя, рабочим временем сотрудников органов управления образованием. Она для них всех — НИКТО! Но по какому-то удивительному стечению обстоятельств, она отвлекает школу от ее прямой работы и распоряжается в школах как-будто они ей обязаны подчиняться!

И ладно бы, она была такой одна! Но нет, все время каике-то черти вылезают из разных углов и начинают предлагать то новые учебные курсы ввести в программу школы, то новые формы работы, то начать проверять «всероссийскими мониторингами» все подряд в работе учителя или завуча…

У меня возникает один только вопрос… Доколе такие боковы будут продолжать влезать со своими идеями и инициативами в классы к нашим детям?

В этой ситуации приходит на ум одна известная резолюция товарища Сталина, написавшего на очередной «расстрельной» записке от Хрущева в 38 году своим красным карандашом: «Уймись, дурак!!».

Мультфильм «Маугли» наш и "их". Наглядное пособие по воспитанию

Недавно посмотрел советский мультфильм «Маугли» – честно говоря, прямо затянул. Обратил внимание на ряд важных моментов, которые можно назвать «программированием ценностных ориентиров». Стало интересно, и нашел в сети американский аналог «Маугли». Удивительно, насколько разные эти картины! И насколько разного человека они воспитывают!

Персонажи

В советской версии (СВ) все персонажи харизматичны и обладают именно собственной харизмой, неповторимой динамикой, образом, в то время как в америкосской версии (АВ) все персонажи одинаковы – одинаково двигаются, одинаково говорят, лишены всякой харизмы и выглядят шутами.

За счет этого в СВ хорошо прослеживается идея о реализации именно своих сильных сторон.

СВ – вообще очень глубокий и эмоционально сильный мультфильм. Здесь доходчиво говорится о дружбе, взаимовыручке, причем каждый в команде играет на своей сильной стороне: Каа – не ввязывается в бой, но он мудр и предлагает стратегические решения (найти клинок, победить рыжих псов); Багира – просто идеал женственности, я бы даже добавил – альфа-женщины: она сильная и опасная и при этом грациозная и нежная, игривая и спонтанная, но в то же время смекалистая и мудрая (именно она “разрулила” тему со спасением Маугли, дав толпе быка на собрании стаи); Балу – отличный учитель; Акелла – мудрый и справедливый лидер; Волчица-мать готова отдать жизнь за приёмного ребенка; Шерхан – силён, свиреп и хитер, он играет не по правилам и в итоге получает по заслугам за это; Шакал полон страха и, пожалуй, самый мерзкий персонаж в мультике. Все персонажи зрелые, харизматичные и ясно видят своё место в джунглях.



В АВ – ничего подобного просто нет. Все персонажи одинаково дурацкие и “смешные”. Несмотря на разную пластику, у всех одинаковые гримасы и эмоции. Концепт своего пути перевернут – обезьяна хочет стать человеком, слоны ходят строем, а сам Маугли никак не может определиться, кем же ему быть, кому подражать. А Багира, вообще, мужик!

Атмосфера и концепт

В СВ, конечно, всё не так красочно… и гармонично. Суровый советский реализм – это, пожалуй, минус. Но это по-своему символично, ибо позволяет легче мысленно отвлечься и видеть суть мультфильма:

Ищи свои сильные стороны и находи своё место в обществе. Сила дружбы, коллектива, знаменитое “мы с тобой одной крови”, кооперация при решении задачи.
Вместе можно добиться гораздо большего, чем в одиночку. Коллектив – это важно и полезно. Опять же уважение к индивидуальности. Каждый делает то, что у него лучше всего получается.
Добро в итоге побеждает зло. Мультфильм учит быть честным и сильным и играть на светлой стороне. Ибо тьма побеждена будет обязательно. Зачастую персонажи шли на смерть и были готовы сражаться до конца за то, что им дорого, и судьба награждала их за храбрость – ситуация решалась либо мирно (как на совете), либо в их пользу (как в конце мультфильма).

Храбрость и честь награждаются. Бесчестие, хитрость и трусость – наказываются.

Все трудятся: дикобразы катят тыквы, волки охотятся и учатся(!), медведь учит, лидер руководит и так далее. Вывод: трудись – и получишь результат.
В американском мультфильме все “лупасят” и “стебут” друг друга, и это как бы “весело”: общий концепт (идея) мультика как бы просто развлекательный. Атмосфера раздора, нет единого мнения, эгоизм, каждый действует в своих интересах. Идея: пой, танцуй, “умерь свои потребности” – и всё будет отлично. На первый взгляд, тоже неплохой посыл, позитивный такой, но уж очень это смахивает на агитацию к развлечению, а не созидательному труду.



Тема дружбы есть также и в АВ. Однако там каждый персонаж хочет что-то получить от Маугли или навязать свою точку зрения. Битва с тигром в конце тоже веселая и простая. И Маугли ведет себя там очень своеобразно, но об этом далее.

И теперь самое важное: персонаж и его взаимоотношения

В СВ Маугли развивается на протяжении нескольких серий. Он всё больше раскрывает свои сильные стороны, всё больше понимает, кто он. Он становится сильнее, умнее, быстрее. Он становится и вожаком стаи, и побеждает нашествие врагов, и получает кинжал, и сам побеждает тигра голыми руками.

Сначала он учится, как и подобает ребёнку, но вскоре становится самостоятельным, сам принимает решения, он активен, инициативен и смекалист. Он ведёт себя храбро и держится достойно.



В АВ Маугли – потребитель. Он капризный и одинокий. Он не может найти своё место в жизни. То пытается быть медведем, то слоном, то грифом. Мораль как бы очевидна – будь человеком, кем тебе и положено быть, однако общий эмоциональный фон создает именно ощущение поиска и даже отчаяния, нагнетая конфликт. И как он решается? В конце Маугли не сам принимает решение пойти к людям, а “ведётся” на не по годам “сексуальную девочку”…

Весь мультик его направляют, о нем заботятся, им управляют: ощущение, что выбор у Маугли состоит в том, к кому бы присоединиться, кому доверить себя. Маугли сам ничего не решает, всегда решают за него от самого начала до самого конца. Т.е. задан образ ведомого потребителя, а не самостоятельной личности.

В СВ Маугли искренне дружит с персонажами, помогает им, и они вместе решают какие-то задачи. Если и дурачатся, то как-то очень по-доброму. Все положительные персонажи ладят между собой и работают в команде, ставят конкретные цели и достигают их.

В АВ персонажи ссорятся между собой, делят Маугли, словно у него нет выбора (а ведь и правда просто нет), и каждый хочет удовлетворить свое эго через него. Персонажи трусливы, как и сам Маугли. И все персонажи невротичны, истеричны и избыточно эмоциональны – у них нет сути, стержня, они часто меняют свои решения, непоследовательны, словом довольно хаотичные и потерянные.

Сам Маули в СВ уважает своих братьев, защищает их, внимает их мудрости, они поддерживают друг друга и действуют сообща.

В АВ Маугли вечно одинок, отталкивает других персонажей; конфликт строится на том, что никому нельзя доверять.



Финальная сцена

В СВ Маугли вырос и превратился из забавного полного энергии мальчика-лягушонка в красивого статного мужчину, достойного, сильного, опытного. Апогеем его зрелости становится его эпичная и довольно жестокая победа над Шерханом. Маугли с братьями придумывает план и воплощает его, дерётся с Шерханом один на один, и, даже потеряв клинок в битве, всё же одерживает победу – голыми руками. Победа окончательная, о чём свидетельствует шкура на камне. Затем Маугли влюбляется и понимает, что не может жить вечно в джунглях. Тогда он САМ принимает решение уйти из стаи, оставить “свой высокий пост” ради новой жизни. Стая прощается с ним и принимает его выбор, напоследок говоря, что если что-то понадобится – мы всегда с тобой.

Примечательна и сцена Маугли с девушкой. Во-первых, они уже “взрослые”. Девушка, увидев роскошного Маугли, роняет кувшин и убегает, оборачиваясь снова и снова. Она и боится его, и проявляет интерес. Сам Маугли тоже убегает и плачет на груди у Балу, потому что в нём проснулось чувство любви, и он понимает, что пора уходить к людям.



Т.е. добившись максимального в джунглях, вождь стаи, победитель главного очень хитрого врага, отправляется ради любви к новым вершинам. Уверен, и там он добьется успеха. Такая вот история прогресса и смелого движения вперед. Последний кадр – взрослый, сильный и волевой Маугли прощается с братьями на фоне деревни, двигаясь к новой жизни.

Теперь посмотрим, что происходит в АВ:

Маугли как был худым мальчиком, так и остался – он никак не вырос, никак не эволюционировал. Он ребёнок, просто ребёнок – капризный, запутанный, недоверчивый и одинокий. Он ищет, к кому ещё примкнуть – ведь все “прошлые друзья” его обманывали…

Тут он встречает грифов, и ЕГО находит Шерхан. Новые друзья трусливо убегают, но Маугли не теряется и как будто бы не боится драки. Шерхан как типичный американский злодей не сразу сжирает героя, а решает с ним поговорить и поиграться. Типичная ошибка злодея.

В этот момент появляется Балу и кидается в драку, Маугли убегает, но потом находит палку и бьёт тигра, пока тот обездвижен, однако, когда тигр освобождается, Маугли убегает с криком “помогите”. Потом СЛУЧАЙНО молния ударяет в дерево, пока Шерхана отвлекают грифы, Маугли привязывает к его хвосту палку, и Шерхан трусливо убегает …



Балу как будто бы умирает: плаксивая сцена, где медведь слушает посмертную речь Багиры и получает по лицу от него(!), когда все узнают, что Балу жив. Затем они идут в джунгли. Но Маугли увидел девочку и решил её рассмотреть. Балу замечает: “Не иди туда – от них все проблемы” (установка на отношение к другому полу). Однако Маугли не по-детски ведётся, девочка гипнотизирует его красивыми глазками, и Маугли в итоге КАК В ТРАНСЕ идёт за ней. Девочка роняет кувшин, чтобы Маугли его донёс, и он опять же ведётся и несёт. Балу кричит: “Забей, идём в джунгли!”, но Маугли жмёт плечами и идёт, одурманенный, за девчонкой.

Персонажи поют песню, как круто жить в джунглях, – конец.

Еще пару замечаний. В СВ основные планы – это лица, и совершенно нет в кадре “мягкой точки”. В то время как в АВ именно это часть тела играет важную роль, постоянно фигурируя на первом плане. В СВ я не заметил откровенно глупых персонажей. В АВ – все персонажи тупы. Примечательны также сцены со слонами – один по поведению похож на зомби и постоянно жрёт; в другой сцене – “вид сзади”, в третьей – истеричная жена орёт на спесивого мужа.



Итого

Советский мультик воспитывает сильную, смелую, храбрую, смекалистую независимую личность, которая ставит цели и достигает их. Использует силу коллектива. Учитывает сильные стороны союзников и врагов и действует смело и эффективно. Образец отношений – сильный, уверенный лидер-мужчина, способный на глубокие страстные чувства. Роль мальчика – стать мужчиной.

Американский мультик воспитывает раба. Капризного недоверчивого потребителя, склонного к неврозам и одиночеству, недоверчивого и обманутого. Который всегда ведом кем-то. Который не знает своих сильных сторон, не строит планы, не принимает решения. За него всегда решают, его ведут. В конце оказывается, что он вообще не главный персонаж, а главные персонажи – это беззаботный медведь и Багира-мужик, которые и правят бал в джунглях.



И, кстати, касаемо юмора. Юмор позволяет не воспринимать информацию критично и расширять рамки дозволенного: это же шутка, это нормально. Поэтому давать установки и образы очень хорошо именно через юмор.

Когда ребёнок смотрит мультик, у него еще очень мало своего опыта, чтобы решить, что нормально, а что нет. Когда он видит, что в мультике персонажи ведут себя каким-либо образом, и их никто не осуждает – ребёнок принимает эту модель поведения, как норму. И он моделирует в своей жизни то, что видит. Ребёнок, смотрящий советский мультик, будет думать, что храбрость и честь – это нормально, ставить цели и достигать их – это нормально, сражаться и побеждать – это нормально. Быть творцом и автором своей судьбы – это нормально.

Ребёнок, смотрящий американский мультик, будет думать, что когда тобой управляют – это нормально, предательство и одиночество – это нормально, невротичность и капризность – это нормально. Быть потребителем – это нормально.

А теперь подумайте, что смотрите вы сами и ваши дети (свои, племянники, братья и сестры). Какие образы они видят? Какие модели поведения для них станут нормальными? Что они воплотят в своей жизни? И что воплощаете вы сами?

Это и есть воспитание, это и есть ОБРАЗ-ование. Сегодня они смотрят диснеевские мультики, завтра слушают попсу, а послезавтра их идеалы и ценности приобретают эгоистичный и потребительский окрас, свойственной западной культуре. Всё серьезнее, чем кажется. Игнорируя проблему, мы не уходим от неё, а просто передаем власть тем, кто от неё не отказывается, вот и всё. Через информацию – фильмы, мультики, музыку, программы, игры и так далее – идёт навязывание желанных кому-то шаблонов поведения. Особенно это сказывается на детях. Поэтому будьте бдительны. Создавайте светлое, сильное, храброе, честное. Фильтруйте информационные потоки для себя и, прежде всего, для своих детей.

Данил Шарга

О городском родкоме при Комитете по образованию


На заседании Коллегии Комитета по образованию Санкт-Петербурга, посвященной воспитательной работе в образовательных организациях, в своей резюмирующей речи, Председатель Комитета по образованию, Жанна Владимировна Воробьева озвучила идею о создании нового совещательного органа при Комитете — городского родительского комитета.

В числе участников такого коллегиального совещательного органа, по мнению Жанны Владимировны, должны быть представлены действующие городские родительские объединения и вопрос о статусе и функциях этого органа будет проработан в ближайшее время.

Как стало нам известно в ходе консультаций с Комитетом по образованию, предложение, озвученное Жанной Владимировной, возникло как результат обсуждения вопросов воспитательной работы с молодежью и подростками, поскольку очевидно, что эта работа немыслима без участия родителей и вести ее организациям образования следует в координации и при активном участии родительского сообщества.

По итогам прошедшего заседания Коллегии и последовавших за ним консультаций, в том числе, с нашей организацией, представители Комитета по образованию сообщили нам, что в ближайшее время будет определен порядок работы и формирования предложенного совещательного органа и Санкт-Петербургский городской родительский комитет получит приглашение к участию в его работе.

Мы считаем, что создаваемый совещательный орган, представляющий интересы родителей, безусловно может быть полезным и весь опыт нашего рабочего взаимодействия с Комитетом по образованию и с другими городскими ведомствами, говорит о целесообразности работы в этом направлении. Поэтому безусловно, что при получении официального приглашения к участию в работе такого органа, мы делегируем в его состав нашего представителя и постараемся использовать эту дополнительную возможность работы с Комитетом по образованию в интересах санкт-петербургских родителей.

Задержка развития души у подростков


B современных детях все чаще наблюдается какое-то странное несоответствие внешней взрослости и внутреннего инфантилизма. Смотришь порой на подростка: кажется, ты уже ничему его не можешь научить, такой он бывалый, многоопытный, знающий, почем в городе овес. А чуть копнешь — и такая незрелость обнаружится, что впору ставить диагноз «задержка психического развития». Чем взрослее, тем дурнее. Порой эта дисгармоничность повергает в состояние шока.

Читать дальше →