Новый Закон об образовании в РФ - что нового?


В начале ноября 2013 года по просьбе «Социального пресс-клуба», в числе еще нескольких интервьюируемых, Сопредседатель СПб ГРК Михаил Богданов дал ответы на некоторые вопросы журнала «Эксперт – Северо-Запад», связанные с ситуацией в современной системе образования России. Публикуем полную версию ответов, отправленных журналистам издания.

Журн.: — На что следует обратить внимание в первую очередь родителям в связи вступлением в силу с 1 сентября 2013 года нового закона об образовании?

М.Б.: — По большому счету, никаких моментальных и заметных сразу изменений в системе образования большинство родителей не заметят, хотя новый Закон и создает предпосылки для существенных корректив организации образования в стране.

Из негативных системных положений нового Закона следует выделить, в первую очередь, возможность оперировать, при принятии решении об организации структуры образовательных учреждений, понятиями «экономическая эффективность», «эффективность управления», «оптимизация» — то есть терминами из лексикона экономистов. Попытка управлять образованием как экономической отраслью — это очень опасная тенденция, поскольку образование не является «услугой» государства, это общественное благо, которое должно быть доступно всем гражданам. Государство лишь обеспечивает эту доступность и гарантирует ее. История нас учит, что там, где ошибочный «экономический» подход к образованию применяли, например, в Англии, через какое-то время от него все же отказывались, поскольку «образовательные услуги» с развитием отношений по экономической модели становилась все более платными и все менее доступными для большинства населения. Попытки регулировать эту проблему экономическими способами поддержки (образовательными кредитами и т.п. мерами) не давали должного результата. В итоге, общий уровень образования в стране начинал падать, причем быстро.

К сожалению, мы, похоже, будем вынуждены учиться опять на собственных ошибках, без учета опыта других стран. И хотя в нашем новом Законе об образовании в РФ нет понятия «услуга», это не меняет сути подхода, по существу, экономического.

Исходя из этого, вполне можно ожидать, что в случае недостаточности финансирования регионов, отрасль образования будет находиться под постоянным «дамокловым мечом» бухгалтеров, желающих сокращать «неэффективные траты».

Кроме этого, очень непростым остается еще один существенный вопрос: почему в новом Законе произошла смена организационно-правовой формы школ и садиков: вместо образовательных учреждений (как они именовались ранее), теперь все они должны стать образовательными организациями. Неочевидная проблема такой замены названий заключается в том, что по действующей Конституции (статья 43), бесплатное образование в стране гарантируется ТОЛЬКО в сети образовательных учреждений! Никаких «образовательных организаций» в тексте Конституции нет. И этот «казус» никто объяснить не может: чиновники высшего ранга попросту отмалчиваются на вопрос об этом, а чиновники рангом пониже недоумевают, но внятных пояснений дать не могут. При этом уставы образовательных учреждений уже переписываются в соответствии с нормами вступившего в силу Закона.
С другой стороны, новый Закон (и это – условно позитивная его особенность), создает условия для реализации родителями права на участие в принятии решений по организации образовательного процесса в своих школах и садиках. Статус и роль общественных организаций и объединений родителей теперь явным образом прописан в Законе. Это «плюс» нового Закона, если только он не превратится в «минус» по причине отсутствия активности самих родителей. Ведь при отсутствии активности родителей, образовательные организации, по сути дела, вынуждены будут создавать фиктивные или «карманные» родительские объединения и наблюдательные советы. К чему это может приводить объяснять, надеюсь, не надо.
В этом контексте могу сказать коллегам – родителям одно: от вашей личной активной позиции зависит сегодня решение существенно большего числа вопросов, нежели это было ранее. Вчера еще можно было доверять системе образования самой определять то, как будет организована работа вашей школы или садика. Но сегодня вполне реальна ситуация, когда активные родители будут диктовать условия школе в том, по какой программе учиться, какие дополнительные услуги организовывать и т.д. Об этом стоит задуматься всем нам и готовиться к тому, что придется реально участвовать в жизни школы и учиться согласовывать интересы всех сторон, что само по себе не так просто.

Журн.: — Чего вправе требовать родители от школы (и государства – в отношении процесса образования)?

М.Б.: — На мой взгляд, постановка вопроса в такой форме не совсем корректна. «Требовать» ничего не надо – все, что описано в Законе и должно реализовываться. Закон писался с расчетом на реальные возможности бюджета и существующей инфраструктуры системы образования, поэтому в нем нет ничего из того, что не может быть предоставлено родителям. Если что-то не реализуется – можно обращаться в надзорные органы с просьбой навести порядок. Например, учебники, текущее содержание зданий, наличие инвентаря и оборудования – это все прописано в Законе и должно быть предоставлено без дополнительного участия родителей. В случае возникновения проблем надо, не опускаясь до уровня бытовых конфликтов с администрацией образовательной организации, добиваться выполнения требований Закона от учредителя (руководства района, города). Тут важно одно: уметь правильно и профессионально вести диалог с чиновниками, чтобы не оказаться простыми скандалистами. А для этого надо, для начала, внимательно изучить новый Закон об образовании и свои «требования» (на самом деле – не ваши требования, а гарантии государства по Закону) излагать не с опорой на эмоции, а исключительно в конструктивной и грамотной форме. И по адресу, а то у нас часто все претензии сразу отправляют в Правительство или Президенту, поскольку почему-то считается, что он либо во всем виноват, либо со всем разберется. На самом деле, «разбираться», а точнее, добиваться исполнения гарантированных Законом государственных обязательств, надо на местах, для начала. И уже когда становится ясно, что местные чиновники не в силах решить возникшую проблему – идти выше. Практика показывает, что профессиональный подход в общении с чиновниками позволяет все решать без лишнего пустого PR — шума и ненужных эмоциональных всплесков в общении между чиновниками и родителями.

Журн.: — Прокомментируйте, пожалуйста, следующее мнение о новом Законе об образовании (который вступил в силу с 1 сентября 2013 года): несмотря на то, что в законе говорится о гарантиях общедоступности и бесплатности в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, среднего профессионального образования (п.3, ст.5), в данном пункте исключены государственные гарантии гражданам РФ на обязательность получения основного общего образования, гарантированного п.4. статьи 43 Конституции РФ. И таким образом, присутствует законодательное закрепление необязательности посещения образовательных учреждений обучающимися, а также снятие с государства функции контроля за условиями реализации права на обязательное основное общее образование. Соответственно может возрасти число детей, которые просто не будут посещать школу, потому что у них есть выбор получать или не получать образование.

М.Б.: — По большей части я уже ответил на этот вопрос – да, новый Закон содержит не одну такую, с позволения сказать, «вольно трактуемую» норму, которую чиновники в подзаконных актах и в реальной правоприменительной практике на местах могут истолковывать в пользу сокращения обязательств государства перед гражданами. Но вопрос не столько и не только в противоречивости конкретных формулировок, сколько в том – позволит ли общество чиновникам трактовать положения закона против здравого смысла. Любое сокращение гарантий гражданам, особенно в такой стратегическо важной для людей отрасли, какой является образование их детей – прямой путь к нарастанию социальной напряженности. А значит, в определенной степени, это является рисковым и для самих чиновников. Надеюсь, что понимание этого не позволит понимать буквально и исполнять формально такие спорные положения нового Закона, как в приведенном Вами примере.

Журн.: — Прокомментируйте, пожалуйста, довольно длительное время (перед вступлением в силу нового Закона об образовании) муссировавшуюся информацию о том, что в ближайшие годы все же «ожидается коммерциализация среднего образования, а именно, что «за первые три класса вносить деньги не придется, и в их программу войдут все предметы, что и раньше. Начиная с четвертого класса, неоплачиваемыми останутся лишь несколько базовых предметов: русский язык, математика, английский язык, физическая культура – по 2 часа в неделю, история – 1 час в неделю. А вот на то, чтобы ребенок изучал химию, биологию, физику, информатику, музыку, рисование и другие учебные дисциплины, родителям придется потратиться. По предварительным подсчетам, данная сумма будет составлять около 6-7 тысяч рублей в месяц, а это не менее 54-78 тысяч в год и порядка 630 тысяч рублей за 11 лет обучения».
Каково Ваше мнение по поводу данной информации, что вызвало появление такой информации, отражен ли каким-то образом этот момент в законодательстве, были ли основания для появления этой информации или она была беспочвенной, какова ситуация на данный момент?


М.Б.: — Подобная информация (в разных трактовках) действительно «бродит» по стране уже едва ли не пять лет. Началом ее широкого обсуждения послужил т.н. «83-ФЗ» – Закон, вносивший изменения в разные нормативные акты и дававший «зеленый свет» экономической (бухгалтерской) модели управления социальной сферой страны, о которой я говорил ранее.

На практике, разумеется, все не так просто, как рассказывали друг другу люди на кухнях: никто не станет вводить платы за учебные часы в школе, финансируемые в рамках образовательного стандарта. Это было бы прямым нарушением законодательства и Конституции. Однако, существует важная и не всеми понимаемая схема устройства бюджетного процесса – государство гарантирует бесплатное предоставление только тех учебных часов, которые идут в рамках федерального образовательного стандарта. Стандарт, в свою очередь – документ подзаконный и принимается не через Думу и Совет Федерации, а, по существу, кулуарно: Министерством образования и сроком на 10 лет. Соответственно, никто не может утверждать, что новые Стандарты через 10 лет не окажутся «усеченными» или в них не заменят всю содержательную часть образования (науку) какими-нибудь «развивающими программами» (развлечениями). Вот в таком случае, действительно, родителям, которые заинтересованы в получении качественного и содержательного образования для своих детей придется искать и оплачивать иные, помимо оплачиваемых государством, учебные часы.

Надо сказать, что это понимают профессионалы и достаточно хорошо понимают в той-же Государственной Думе: недавно прошла информация, что депутаты готовят законопроект, по которому образовательные стандарты также должны утверждаться через законотворческую процедуру в Думе и Совете Федерации и подписываться Президентом. Не знаю, получится ли у депутатов пролоббировать такое решение, или будет принят какой-то иной порядок утверждения стандартов, но сам факт такой инициативы говорит о том, что просто так взять и организовать повсеместную плату за образование, все-таки не получится.

В мире, кстати, сегодня среднее образование практически везде бесплатно, да и высшее тоже. Другое дело, что в тех же США дети до 6 класса, по существу, учатся только писать и считать – там таблицу умножения и 7-классник может не знать толком, что не противоречит их образовательным стандартам. Наверняка нам такое бесплатное образование не нужно и решать проблему нужно не только в части гарантий по бесплатности, но и в части гарантий по качеству образования.

Журн.: — Прокомментируйте также, пожалуйста, еще опасение родителей школьников о том, что все-таки в перспективе, возможно, старшие классы (10 и 11), могут стать платными?

М.Б.: — По сути, я ответил на этот вопрос выше.

Журн.: — Ваше мнение, куда движется образование (в данном случае — среднее) – какова цель всех преобразований, происходящих в течение этих 15 лет? Эта цель – приблизиться к системе западного образования? Или какая-то иная? (с точки зрения родителей, может быть)

М.Б.: — Реформам образования, на самом деле существенно больше, чем 15 лет – официальный старт им был дан еще в 1988 году, на Всесоюзном съезде учителей (единственном, кстати). С тех пор вектор реформ никуда не сместился. Если почитать доклад тогдашнего министра среднего образования Ягодина, вы удивитесь, насколько четко он описал 25 лет назад перспективный план реформирования образования! В его докладе сказано про поистине революционные для того времени идеи внедрения в школах «разнообразных учебных программ», о «свободе выбора учебников», «индивидуальных образовательных траекториях», и даже об «эффективных школах» и «независимой оценке знаний» (сиречь – ЕГЭ).

Заметьте: вектор реформ с тех пор ровно никуда не отклонился, вне зависимости от того, кто руководил страной и отраслью образования. В связи с этим реформаторы нам скажут, что реформы — объективное требование времени, цивилизационный выбор глобального мира, раз уж столько времени разные руководители отрасли идут в одну сторону. Их противники возразят, что реформы – это злой умысел тех, кто отказывается от собственного пути нашей страны, кто в угоду глобальной экономике готов отказаться от корней, от опыта предков.
Лично я полагаю, что истина, как обычно, где-то посередине. С одной стороны, глупо и невежественно было бы останавливаться в своем развитии, однако любые новшества и нововведения в области образования не должны быть оправданы просто экономическими или политическими целями. Ведь образование – фундамент нашей государственности.
Но не взирая на этот очевидный факт, реформаторы лихо крутят-вертят системой образования как хотят, не удосуживаясь не объяснить толком для чего реформы, ни доказать свои тезисы успешными результатами. А ведь горькая правда заключается в том, что современный выпускник школы на голову ниже по уровню своих знаний в сравнении с выпускником советской школы. И это знают все, к кому приходит этот самый выпускник — от преподавателя ВУЗа до мастера на производстве.

Любые реформы в области образования должны осуществляться исключительно аккуратно и без всякой спешки. Образование должно оставаться одной из самых консервативных, в смысле аккуратности принятия решений, и передовых в смысле научной обоснованности, отраслей жизни. Изменения в школьной практике должно предлагать профессиональное сообщество, опираясь на доказанные и апробированные новейшие методы и подходы. После публичного и доказательного представления новых идей их должно узаконивать государство через законодательные процедуры, а не чиновники внутри ведомств и министерств.
Если мы не хотим стать придатком непонятно какого глобального лидера (сегодня такого лидера еще надо поискать на фоне мировых кризисных процессов), тогда мы обязаны совершенно точно строить собственную, не увязанную с «мировой цивилизационной тенденцией» концепцию образования. Поскольку «мировой цивилизации» нет и существование ее весьма сомнительно.

Однако, судя по стремлениям наших чиновников, пытающихся «догнать и обогнать» всех кругом, складывается ощущение, что систему образования ведут по ложным целеуказаниям: на индивидуализацию, на «академическую мобильность», на эфемерную интеграцию с «передовыми странами». То, о чем нам говорят все время реформаторы, те идеи, которые они озвучивают, вступают в жесткий диссонанс с реальностью. Однако по неясной для большинства людей логике, их концепции и инициативы продолжают побеждать здравый смысл. Я до сих пор не могу понять, как можно в принципе объяснить, например, необходимость в «академической мировой мобильности» для выпускника школы из какого-нибудь города Н-ска условного Красноярского Края. Это необъяснимо ничем, кроме бюрократических целей реформаторов списать очередные деньги на реформы, одновременно, обеспечив себе теплое место для проживания вне своей страны. Но ведь это идет вразрез с целями большинства российских граждан. В этом смысле я удивляюсь долготерпению нашего русского мужика, но опасаюсь его же лихого нрава в ситуации, когда его «достанут».

Журн.: — В связи с этой целью – каких изменений в образовании следует ожидать в перспективе?

М.Б.: — С точки зрения целей реформаторов (я называю реформаторами тех, кто до сих пор формирует вектор реформ), следует ожидать дальнейшего движения к объясняемому красивыми словами объективному падению уровня образования. Для родителей это означает одно: если все пойдет по этому сценарию, нам неизбежно придется платить за качественное образование детей.

Иной сценарий, по-моему, не только возможен теоретически, но и вполне реалистичен.
С точки зрения исторического опыта и в надежде, что реформы уже вошли в противоречие не только с нашими, родительскими интересами, но и с подлинными интересами государства, я все-таки ожидаю изменение направления реформ. Буквально, в противоположную сторону, в сторону интересов большинства граждан страны, в сторону возврата к качественному и гарантированно бесплатному образованию. Правда это будет означать фактический отказ от лживых лозунгов «лихих 90-х», например, о свободах и «индивидуализации». Поясню: лживых лозунгов, ибо индивидуализации в образовании все равно никакой и не было ни у кого, кроме тех, кто обладал все эти годы достаточными «свободами» в виде толстого кошелька или связей.
Но не сделать такой разворот от «свобод» и «цивилизационного глобального выбора» нельзя – мы подошли к точке невозврата, за которой – вполне реален конец русской цивилизации, что означает и конец света, о чем нам все время вещают разного рода Оракулы. Просто они не уточняют в каком смысле будет этот конец света. Я его вижу в достижении в массовой школе обозначенных Фурсенко целей: создании системы воспитания «грамотных потребителей». Напомню, что в классической русской и советской педагогике цель была иной – наши предки стремились создать систему образования, которая воспитывала бы способного к самостоятельности творца, человека — созидателя. Совершенно очевидно, что цели современных реформаторов губительны для страны и поэтому я думаю, что в итоге, у них ничего не выйдет. Нам нет иного пути, кроме как назад, но в будущее.

И единственным разумным шагом на пути разворота реформ в образовании в сторону интересов большинства граждан и государства (а наши интересы в данном случае совпадают), я вижу во введении «моратория» на реформы в области образования, аналогичного предложенного сегодня по вопросу реформы РАН. Иного способа оглядеться, понять, что же мы уже нареформировали, оценить возможные пути выхода из имеющейся ситуации я не вижу.

Журн.: — Выскажите, пожалуйста, Ваше мнение о причинах факта, что изменения в российском образовании сопровождаются появлением разного рода информации и слухов, «наводящих» панику и страх на родителей школьников?

М.Б.: — Паника и слухи рождаются там, где не хватает знаний. Причем не информации в трактовке одной или иной стороны, а подлинных знаний объективной реальности. Если бы родители в большинстве своем понимали, что именно происходит в школах, как устроен бюджетный процесс, какие идеи и какие цели преследуют те или иные функционеры или чиновники – было бы меньше слухов, меньше манипулируемых заинтересованными лицами людей. В этом смысле очень хочется призвать всех родителей чаще общаться со своими учителями, с директорами школ, стараться разобраться в том, как функционирует система образования, о чем сегодня спорит наука, какие идеи предлагают ученые… В любом случае, чем больше мы все, в совокупности, будем знать об этом, тем более качественным будет становиться образование наших детей.

Журн.: — На что родители должны быть готовы потратить деньги в процессе среднего образования ребенка в школе?

М.Б.: — Думаю, только на то, на что родители сами сочтут нужным потратить свои деньги: на повышенный уровень знаний у ребенка, на его развитие в области спорта или культуры, собственно на то, на что будет индивидуально ориентирована сама семья. Тут государство и общество не может ни навязывать своих стандартов или требований, ни помогать финансово, чтобы не порождать иждивенчества и не губить творчества.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.